24.01.2013

 

Николай Николаевич, участвуя в семинарах мастеров айкидо, обратил внимание, что атаки от ударов ног не рассматриваются или рассматриваются “факультативно”. И в записях демонстрации айкидо в интернете очень мало представлена работа от ударов ногами. А между тем, и в реальной обстановке и в учебной работе с представителями других направлений будо (карате-до, тэкван-до и т.п.), технические приемы от атак ногами востребованы. Почему на Ваш взгляд упор в тренировочном процессе делается от ударов и захватов руками? 

 

Да, вы правы, и на семинарах и в учебно-тренировочной работе защите от атак ногами уделяется гораздо меньше внимания, чем защите от ударов или захватов руками. Я считаю, что для этого есть несколько причин.

Первая: для того, чтобы эффективно отрабатывать защиту, нужна правильная, реальная атака. Инструкторов айкидо с хорошей ударной подготовкой крайне мало, а с хорошей техникой работы ногами и того меньше. Так что, к сожалению, часто инструкторы айкидо просто банально не могут показать, как должен выглядеть мае-гери, маваши-гери, йоко или уширо. Соответственно не могут научить, соответственно не вводят в программу подготовки. Кстати, это касается не только российских тренеров.

Вторая: атаки руками значительно быстрее и считается, что если научиться защищаться от рук, ноги не страшны, на них отреагировать всегда успеешь. В этом есть доля правды, но я, все-таки, считаю, что защитой от ног надо заниматься специально, пусть и в небольшом объеме. Кстати, как вы знаете (см. aiki.ru– Федерация – Аттестация – Таблица) в нашей федерации, различные варианты защиты от атак ногами входят в аттестационную программу на первый Кю.

Третья: в аттестационную программу Хомбу Додзе защита от ног не входит, поэтому, инструкторы со спокойной совестью и не занимаются ею.

Четвертая: относительная неактуальность. Вы пишите: «… и в реальной обстановке и в учебной работе с представителями других направлений будо…». Вот здесь вынужден с вами не согласиться. Дело в том, что «реальная обстановка» и «учебная работа с представителями…» – это разные вещи. В реальной обстановке порядка девяноста процентов конфликтов начинаются с толканий и захватов типа: «А ты, кто такой?». И тут айкидо работает, как ни один другой вид боевых искусств. Ни разу не слышал о начале драки ну, например, ударом тоби уро-маваши (удар пяткой в прыжке с разворотом на триста шестьдесят градусов), да и о более простых, типа маваши-гери в голову, тоже. (Чака Норриса в лучшие годы и Жан Клод Ван Дама, с вашего позволения, в расчет брать не будем). А с учетом российской погоды: снег, лед, слякоть восемь месяцев, процент потенциальных атак ногами в реальной ситуации становится еще меньше. Удар в пах, или, что еще реже, лоу-кик – это максимум, к чему надо быть готовым в начале поединка. И тут лучше просто не стоять, широко расставив ноги, чем пытаться ловить удар. В теории для занимающихся айкидо от ударов ногами по среднему и низкому уровню рекомендуется или разрывать дистанцию или ставить блоки ногами же, от ударов ногами по верзнему уровню или опять же разрывать дистанцию или ставить блоки руками с последующим захватом руки противника и проведением технического приема на руку. Самая распространенная связка: маваши-гери – блок – захват руки – коте-гаеши.
Другое дело – «в учебной работе с представителями…», да тут можно и тоби ура-маваши по затылку схлопотать, смотря какие представители, но вот вопрос – зачем? Зачем делать то, что практически не нужно? Ведь айкидо не является видом спорта. Соревнований, где вам пришлось бы защищаться от красивых, но практически не применимых в реальных ситуациях вертушек, или ударов ногами в прыжках, у нас нет. Более того, у нас нет цели быть на голову выше представителей любых других боевых искусств в поединках по правилам этих самых боевых искусств и соответственно совсем не обязательно учиться защищаться от атак, которые применяются только на соревнованиях по определенному виду. Наша цель – научиться защищать себя в экстремальной ситуации от реальных атак. Таким образом, возвращаемся к началу абзаца.

Подводя итог: знать основы защиты от атакующих действий ногами надо. Уделять им слишком большое внимание не стоит.

 

Здравствуйте, Николай Николаевич.
А при отработке атаки ногами улучшается ли в целом качество перемещений и ощущение равновесия? И есть ли какие-то подготовительные упражнения для освоения реальной атаки ногами?

 

При отработке атакующих действий ногами, безусловно, улучшается и ощущение равновесия и качество передвижений в целом. Но все же я бы не рекомендовал «все бросать» и переключаться на ноги. Во-первых, нельзя объять необъятноеL. Во-вторых, не нужно пытаться объять необъятноеJ. Если мы говорим о работе ног во всей полноте и разнообразии: атаки по верхнему уровню в прыжках, боковые удары, вертушки и т.д., то, надо понимать, что отработка хорошей ударной техники ногами потребует много-много часов качественной работы.

Так что прежде чем “с головой уйти в работу ногами”, давайте ответим себе на вопрос: а зачем?

- Только для улучшения равновесия? – овчинка выделки не стоит. Есть масса упражнений, которые не менее эффективно чем, скажем, тоби уро маваши (любимая техника Чака Норриса). помогут почувствовать равновесие и укрепить баланс. Например, стоя на одной чуть согнутой ноге поделайте махи другой ногой: вперед – в сторону – назад. Сперва держась рукой за подоконник (можно спинку стула), затем без опоры. Постепенно повышайте высоту и скорость махов. Старайтесь выполнять упражнение без характерных наклонов корпусов.

- Для того, чтобы  «качественно ногой двинуть»? – а сколько раз вам в этой жизни вот прям позарез надо было кому-то врезать именно ногой?

Но, Ок, а то получается, что я отговариваю от хорошего дела. Это не так. Просто я не очень люблю энциклопедические знания и не хочу, чтобы ваши усилия, направленные на овладение боевым или боевыми искусствами, распылялись бы безрезультатно. Ведь, раз уж пошла такая тема, то чем, собственно вам стрельба из лука не угодила? – однозначно развивает и силу и уверенность и концентрацию, а уж Ябусамэ – стрельба из лука с лошади идущей галопом, еще более привлекательна: тут требуется и баланс и равновесие посерьезней, чем при ударах ногами.

Это я к тому, что в боевых искусствах можно найти столько интересных и действительно полезных тем, что, не то что одной, а и десятка жизней не хватит.

Но раз уж у вас появилось непреодолимое желание научиться выделать ногами нечто полезное  и в то же время эффективное, могу посоветовать, во-первых, ограничить репертуар, и не пытаться, если, конечно, лет десять балетом не занимались, начать копировать героев китайских боевиков, во-вторых, запастись табуреткой. Итак, репертуар ограничили до гедан мае-гери (прямой удар в голень или коленную чашечку). Табуретку нашли дубовую – для людей склонных к мазохизму, или из фанеры – для нормальных людей. Встали вплотную перед табуреткой в удобно-боевую позицию – одна нога чуть впереди, вторая чуть позади, вес на передней ноге. Легкий толчок голеностопом задней ноги, поднимаем колено, чем выше, тем лучше, и распрямляем ногу над табуреткой, желательно при этом бедрами сделать движение максимально вперед. В позиции с одной ногой вытянутой над табуреткой, а другой – опорной, чуть согнутой в колене, замираем, считаем до трех, затем ставим ногу на место, проделывая все в обратном порядке. Для начала десяти плавных переносов сперва правой, потом левой ноги (можно наоборот) через табуретку будет достаточно. Затем, когда ноги перестанут дрожать, количество упражнений можно довести до пятидесяти на каждую ногу.

На самом деле, для удара в коленную чашечку такой объем работы совершенно не нужен, зато появится чувство выполненной работы и соответственно повысится самооценка, что тоже не плохо. Удачи!



Здравствуйте, Николай Николаевич!
Хотел задать Вам такой вопрос: занимаясь айкидо, сохранил привычку помимо ежедневной утренней зарядки, отжиматься на кулаках. Когда-то занимался каратэ. Но от своих старших товарищей слышу замечания, что “качать руки” вредно, они становятся “дубовыми”. Мне кажется, что общее физическое развитие ещё никому не мешало. Расскажите пожалуйста, какие физические упражнения для занятий айкидо Вы считаете обязательными помимо растяжек и дыхательных упражнений, а какие являются не желательными.

 

Все хорошо в меру. Конечно же, мужчинам, да и женщинам, можно и нужно делать различные физические упражнения: отжимания, упражнения на пресс, спину, ноги и т.д. Здесь важно другое – какова цель этих упражнений?

Если цель – пойти по стопам Шварценеггера и стать мистер (или мисс) Олимпия, то я, пожалуй, присоединюсь к вашим «старшим товарищам». Если цель – поддержание различных мышечных групп в хорошем тонусе, то ничего страшного для занятий айкидо я в таких занятиях не вижу.

Более того, в нашем московском клубе был достаточно долгий период, когда каждая тренировка заканчивалась «заминкой», которая включала в себя, в том числе и несколько видов отжиманий: на кулаках, на пальцах, на кистях наружу и на кистях внутрь, с широким разведением рук и с постановкой рук вплотную друг к другу.

За все время практики айкидо, а это уже без малого двадцать пять лет, ни на одном международном семинаре и, тем более, ни разу в Хомбу я не встречал хилых инструкторов.

Напротив, особенно те группы мышц, которые непосредственно задействованы в выполнении технических приемов: предплечья, ноги, пресс особенно у инструкторов Хомбу проработаны очень качественно, уж точно не хуже, чем у представителей любых других боевых искусств.

Но именно проработаны, а не раскачены. Достигается это не особыми секретными упражнениями, а постоянной практикой, выполнением простых базовых, но с разной степенью сопротивления, технических приемов. Также рекомендуется уделять внимание работе с оружием. Достаточно выучить и время от времени повторять джентльменский набор айкидоиста: семь субури с бокеном, пять базовых ката по школе Кашима синрю и тридцать первое ката с дзе. Да и этот небольшой набор на первых порах можно существенно сократить и делать всего одно упражнение – первое субури. Уширо цуги-аши – замах, мае цуги–аши – удар. Все очень просто и очень полезно. Кисти, предплечья, плечи, спина, позиция, ощущение центра прекрасно развиваются всего одним этим упражнением.

А вот на вопрос какие упражнения необходимы именно вам и для общей и для специальной физической подготовки вы можете ответить самостоятельно. Достаточно представить себя уке мэтра Кристиана Тисье во время его показательных выступлений в Берси и в его стиле и темпе сделать, подряд, ну, хотя бы пятьдесят страховок ирими-наге. Для чистоты эксперимента, лучше, конечно, сто. То, что заболит на следующий день, то и нуждается в подкачке:)



Тай собаки

Автор: Egorov
23.01.2013

Здравствуйте, Николай Николаевич!
Объясните пожалуйста, что включает в себя понятие ” Тай собаки”. Я знаю, что это перемещение, но ведь бег и прыжки-это перемещение тоже. Хотелось бы понять в чем особенности и отличия “Тай собаки”. Спасибо.

 

У меня есть три варианта ответа на ваш вопрос. Каждый из них я слышал в разное время от разных учителей. Правда, третий пришлось в значительной степени дополнить собственным опытом.

Все ответы, по-своему являются правильными и соответствуют определенному уровню освоения айкидо.

Ответ первый, простой, вполне достаточный для начинающих: Тай-сабаки – это поворот на 180 градусов, выполняемый за два шага. В данном случае тождественен ирими-тэнкан. Первый шаг не следует делать очень большим, в промежуточной позиции стопы должны быть повернуты внутрь на 45 градусов, при выполнении всего движения необходимо оставаться в устойчивом положении, центр тяжести должен передвигаться по  горизонтальной плоскости, и сразу после завершения второго шага вы должны оказаться в основной стойке. Вот, пожалуй, и все.

Ответ второй, посложнее, достаточный для уровня 1-кю – 1-го Дана: Тай-сабаки – это различные варианты передвижения, перемещения тела в любом направлении. Принципы выполнения те же, что и в ответе № 1. Для полного ответа достаточно к ирими-тэнкан добавить различные варианты передвижений: тэнкан, ауми-аши, цуги-аши и т.д. Как правило, проблем с пониманием и выполнением Тай-сабаки на этом уровне не возникает.

Ответ третий, еще сложнее, рекомендуется только для тех, у кого появились определенные ощущения и возникла внутренняя потребность глубже изучить данную тему: Тай-сабаки – это любой вид движения, включая и то движение, которое происходит внутри нас. Вот здесь, вероятно, есть смысл остановиться, поскольку самому ответить на вопрос, что же это за такое движение внутри нас, особенно, когда мы сами стоим на месте, достаточно сложно.

Но и это еще только полдела, главное, ответить на второй и значительно более сложный вопрос: А зачем, собственно, нужно внутреннее движение, можно ли управлять им и если да, то, как применять данный вид Тай-сабаки на практике? Ведь ответы типа: “Для того, чтобы развернуться” или “Для того, чтобы уйти с линии атаки”, хоть и, по сути, правильны, но на данном этапе слишком поверхностны.

Попробуем разобраться, с внутренним движением, на примере маятника. Представим себе достаточно тяжелый шар, привязанный к веревке и свободно раскачивающийся. У этого шара есть точка, в которой скорость максимальна (самая нижняя точка) и есть точка, где скорость равна нулю (верхняя точка). Представляем, как шар поднимается максимально высоко и на какую-то долю секунды замирает на месте. Физически, визуально в этот момент никакого движения не происходит, но значение потенциальной энергии шара самое большое. Вот это уже интересно, ведь если мы научимся аккумулировать и использовать потенциальную энергию, которая находится внутри нас, то применительно к боевому искусству, мы получим возможность значительно быстрее и адекватнее реагировать на атаки противника и значительно более эффективно выполнять технические приемы.

Почему так? – Потому что накопленная внутри нас энергия позволяет сократить до минимума первую фазу практически любого движения. Условно назовем ее замах.

Рассмотрим механизм этого процесса.

Любое наше движение, как правило, состоит из двух фаз. Чтобы шар маятника упал вниз, его нужно завести наверх, чтобы пружина быстро развернулась, ее нужно сжать, чтобы катапульта выстрелила, ее надо отвести назад, чтобы нанести сильный удар – нужен замах. То есть, чтобы привести некий механизм в рабочее, или боевое состояние нужен некий разгон, замах, зарядка и т.д. и т.п.
А можно ли избавиться от замаха без проигрыша в силе и скорости того технического действия, которое мы собираемся выполнить и тем самым сократить время его исполнения? – Оказывается, можно.

Давайте представим, что рядом с нами проезжает тележка, и мы встаем на нее. В этом случае наше движение начинается сразу в нужном нам направлении без всякого “замаха”.

Другими словами нам нужно изначально создать некое направленное движение, некий поток, чтобы этот поток подхватил нас, и тогда мы будем двигаться сразу в нужном направлении без всякого разгона или замаха.

Выполняя Тай-сабаки внутри себя, мы аккумулируем потенциальную энергию, (сжимаем пружину), и получаем возможность внутри себя создать тот самый необходимый для начала движения поток.

Не уверен, что все всем стало совершенно ясно, поэтому заканчиваем с теорией и переходим к практике, которая поможет не только понять, но и прочувствовать внутреннее Тай-сабаки.

Для начала сделаем несколько поворотов ирими-тэнкан, представив, что мы и есть тот самый маятник. То есть в середине движения развиваем максимальную скорость, к концу плавно замедляемся, в конечной точке на мгновение замираем и начинаем движение в обратную сторону. Что происходит в точке экстремума, при физической остановке нашего тела? Оказывается, останавливается только внешняя оболочка, а некая жидкая субстанция внутри нас продолжает двигаться, как вода в ванной – от бортика к бортику. Мы можем чувствовать эти физические приливы и отливы и согласовывать свое внешнее движения с движением внутри нас. Так вот, если удается подключиться к “отливу” необходимость в замахе пропадает. Мы как бы входим в поток, который нас подхватывает и несет в нужном направлении, как в примере с тележкой.

Но этот пример касается ситуации, когда мы сами совершаем физическое действие и вызываем физическую же реакцию внутри нас. Ведь поскольку мы на 60-80% процентов состоим из воды, вода внутри нас и продолжает движение. Выполняя ирими-тэнкан, мы очень просто и быстро можем почувствовать описанные процессы. Надо сказать, что для занятий айкидо согласование внутреннего и внешнего ритма выполнения технических действий является важнейшей задачей. Однако я бы предостерег студентов только начинающих свой путь в боевых искусствах особо зацикливаться на ней.

Практика, практика и еще раз практика! То, чему ваше тело само обучается в процессе многократного повторения определенных движений, невозможно освоить, занимаясь только теорией, пытаясь, каждый раз анализировать свои ритмы, и контролировать сознанием достаточно сложные внутренние процессы.

Итак, мы разобрались с первым и наиболее простым видом движения внутри нас – движением, вызванным внешними факторами.

Второй вид внутреннего движения еще сложнее, поскольку он не зависит от внешнего физического воздействия, а является продуктом нашего сознания, продуктом нашего умения выполнять Тай-сабаки даже стоя на месте, т.е. аккумулировать потенциальную энергию внутри себя и ментально управлять ею.

Дальше все просто: для выполнения определенного технического действия накопленную, как правило, в центре нашего тела – тандене, энергию, мысленно направляем в нужную нам сторону по заданной нами же траектории и в тот момент, когда энергетический поток достигает, например, плеча, «отпускаем» руку (если надо поставить блок или нанести удар). Энергетический поток подхватывает ее и несет по заданному направлению без замаха и с максимальной скоростью. Вот это энергетическое движение внутри нас и есть самый сложный и самый нужный для боевых искусств вид Тай-сабаки.

Итак, с точки зрения применения данного термина в айкидо или более глобально – в боевых искусствах, Тай-сабаки – это любой вид движения, в том числе, и такого движения внутри нас, которое позволяет достичь максимального (для каждого из нас оно разное) значения потенциальной энергии. В этом, собственно, и заключается главная ценность Тай-сабаки для боевых искусств и в частности айкидо.



12.01.2011

Николай Николаевич, расскажите, пожалуйста, о принципе рычага в айкидо.


Принцип рычага в айкидо и прост и сложен одновременно. Прост, потому, что неосознанно мы с ним знакомы с детства, а осознанно примерно с седьмого класса, когда проходится курс «простых механизмов». А сложен потому, что при выполнении некоторых технических приемов, и, главным образом, освобождений от захватов, наше тело естественным образом сопротивляется претворению в жизнь этого принципа. Вот эта фраза должна быть уже совершенно непонятна. Поэтому давайте сразу, разделим понятия «рычага» на два: первый, который наге, применяет, как правило, при выполнении бросков и второй, который, наге, опять же, как правило, применяет при освобождении от захватов.
На первый взгляд звучит странно, чем же может отличаться принцип «рычага» от принципа «рычага»?!
Оказывается, не только может, но и отличается. А все дело в психологии и, как следствие, в определении точки приложения силы.
Для того чтобы получился бросок, у нас должны быть: точка опоры, плечо и сила. Больше плечо – меньше силы необходимо затратить для результата и т.д. И хоть формулы и давно забыты, мы, во время тренировок, интуитивно применяем и даже не просто физику, а целую биомеханику и чаще удачно, чем неудачно используем различные рычаги. Речь не идет о том, что при проведении броска, мы срочно просим зрителей включить телефон, найти там калькулятор и просчитать с какой силой, где надавить и как крутануть руку до характерного постукивания о татами. Мы подсознательно чувствуем, как лучше взять захват, чтобы плечо было подлиннее и того усилия, которое мы можем приложить, хватило бы для броска или проведения болевого удержания. С этим все понятно, поэтому, такие техники как хиджи-киме, уде-киме или уде-гарами, как правило, особых проблем не вызывают.
Но простота эта, прежде всего, из-за психологического комфорта. Когда вы хозяин положения, вы спокойно оцениваете ситуацию и принимаете чаще правильное решение.
Совсем другое дело, когда вы, находясь в роли атакуемого, испытываете и психологическое и физическое давление.
Принцип рычага, безусловно, не меняется, но оценить объективно ситуацию становится гораздо сложнее.
Взял партнер захват мороте-дори, руки крепкие оказались, поборолись пару минут, видите – не получается не то, что от захвата избавиться, а даже руку поднять, чтобы на что-то другое перевести, и приходиться вспоминать, что недавно, мол, травма была, да еще и не выспался, в общем, – держи послабее….
С мороте-дори это еще куда ни шло, а вот если и тэнкан не проходит, то тут уже начинаешь очередной раз ловить себя на цитате из «Большой перемены»: «Ходишь, ходишь в школу, а потом бац ….».
Все это проблемы базовой техники. А вернее методических приемов, с помощью которых, принципы становятся не просто понятны, но естественны для студентов.
Вся проблема в нашем сознании. Схватили нас за руку – мы тут же пытаемся ее вырвать. То есть, начинаем бороться непосредственно в том месте и с тем местом, где с точки зрения нашего тела существует опасность. Можно, конечно, и так, но для того, чтобы прошел именно такой вариант, даже не представляю, сколько время надо провести в качалке. Да и то не факт, что пройдет,- качков-то у нас хватает.
Короче, сложность применения принципа рычага для освобождения от захватов в необходимости контроля над собственным сознанием. В частности, с желанием все свои силы приложить там, где вас захватили. Но рычаг-то эффективнее, если плечо длиннее. А значит силу, чаще всего, надо применить в другом месте, мысленно построив конструкцию с вашим усилием на максимально длинном плече.
Меня в свое время Канэцука сэнсей погонял на мороте-дори несколько лет, вот какое-то осознание и даже прочувствование и пришло. А как без этих лет понять на мышечном уровне, что в том же злосчастном мороте-дори точкой опоры является сам захват, что его использовать надо, а не спешить от него избавиться, и что плечо будет длинным ровно настолько, насколько вам хватит вашей осознанной фантазии, я не знаю.
Как бы не хотелось как можно быстрее избавиться от пальцев на горле, стоит только поддаться эмоциям – начать за руки цепляться – все – вы проиграли. (Это уже из женской самообороны). Попробуете ударить по глазам, горлу или в пах – и, скорее всего, освободитесь от захвата. Здесь нет рычага как такового, но наиболее наглядно работает не менее важный принцип сознательного переноса точки приложения силы.
При освобождении от захватов оба эти принципа: рычага и переноса точки приложения силы очень часто работают вместе. И то и другое необходимо отрабатывать специально и главное осознанно. Тогда возможно и не только на тренировках техники проходить будут.



07.09.2010

Здравствуйте! Николай Николаевич, хотела бы Вас спросить, как Вы относитесь к различным направлениям айкидо, и вообще как смена течения влияет на мастерство спортсмена? Приносит ли это пользу или наоборот? Например, если взять айкикай и ёсинкан? Спасибо

 

Взяли небольшой тайм-аут на участие в международной школе айкидо в Великобритании, поэтому не сразу отвечаю на ваши вопросы, но наверстаем. Кстати, очень хорошо пообщались с Канэцука сэнсеем и по секрету, только для читателей данного блога, скажу, что сэнсей принял наше приглашение и весной следующего года после многолетнего перерыва должен состояться его семинар в Москве. У нас уже подросло целое поколение студентов, которые о нашем учителе знают только по рассказам и тут такая возможность получить знания из первых рук! Мы действительно очень рады, что сэнсей принял приглашение и уверены, что не только его прямые ученики, но и все, кто искренне заинтересован в более и широком и глубоком понимании айкидо придут поработать с Мастером. 

А теперь, все-таки о направлениях, школах и стилях в айкидо. В который раз ловлю себя на том, что произношу крамольные вещи, но раз пошел такой откровенный разговор…. Так вот, все это вещи скорее надуманные, и, в большей степени формальные, чем существующие на самом деле. Мне хватает опыта общения с представителями различных школ айкидо (и не только айкидо), чтобы утверждать, что принципиальных отличий между стилями не существует. Есть методики и инструкторы, которые по этим методикам могут научить выполнять технические приемы и есть инструкторы, которые научить не могут. Заметьте, не школы и стили, а инструкторы. Что касается ёсинкан, то вы, вероятно знаете, что так назвал свой стиль действительно выдающийся мастер Годзо Cиода. А мог бы и не называть и не отделяться и оставаться в системе айкикай и тогда было бы просто додзе Годзо Cиоды в Айкикае. Или мог бы назвать свое додзе (направление, стиль) “ёсинкан”, но остаться в системе айкикай, (как, кстати, сделал наш учитель Минору Канэцука, назвав свое додзе “рюшинкан”), и спокойно развивался бы в рамках айкикай. Объективных причин для выхода из айкикай у Годзо Сиода не было. Была только задача адаптировать не систематизированное в то время боевое искусство айкидо для преподавания в вооруженных силах. Поэтому и появились комплексы формальных упражнений – так легче было запоминать базовые техники и тренироваться в армейских условиях. «Делай раз, делай два» и т.д. Говорить о том, что он остался приверженцем жесткого стиля времен “адского” додзе, а Уэсиба мол, ушел в энергетику, это наивно и беспочвенно. По сей день, и в “айкикае” и в других школах есть множество инструкторов, которые работают и абсолютно реально и не менее, чем инструкторы “есинкан”, жестко. Так что в этом плане принципиальных отличий нет, а известный слоган “ёсинкан – жесткий стиль” – не более, чем рекламный ход. 

Вообще, создание «своих» школ и стилей вещь относительная и весьма субъективная. В большинстве случаев появление на свет новой школы зависит от желания инструктора стать самостоятельной независимой единицей, нежели обусловлено объективными причинами. Надо сказать, что далеко не все даже признанные на международном уровне федерации заслуживают того, чтобы быть самостоятельными и независимыми.

Вопрос, видимо, надо ставить в другой плоскости: что вы хотите получить от перехода? Какие-то конкретные вещи (чувство центра, дистанции, умение работать на скорости, и т.д.) или просто расширить кругозор или поменять обстановку? Дело в том, что часто подобные переходы обусловлены сугубо субъективными обстоятельствами. Как то: отношение с тренером, отсутствие понимания в группе, еще чаще финансами. Кажется, что там, у кого-то, дешевле или больше финансовой опять же свободы (особенно это касается молодых, амбициозных и недалеких инструкторов). Но какое все это имеет отношение к направлению или стилю в целом? Вот если вы дойдя до ну, хотя бы, пятого-шестого дана разобрались сами с собой и решили, что в определенном стиле вам делать нечего, потому как технически вы его освоили и нуждаетесь в новом взгляде на боевое искусство для собственного профессионального роста, то тогда, пожалуй можно подумать и о переходе. Сразу надо сказать, что если переход из ёсинкан (или из любого другого направления) в айкикай я понимаю, то обратный заставляет усомниться в уровне той школы где вы начинали. Как ни крути, но айкикай с великим множеством совершенно непохожих друг на друга инструкторов (в большей степени касается “стариков” – представителей старой школы), гораздо более разнообразен чем различные ответвления и “есинкан” в том числе. И индивидуальные особенности мастеров айкикай раскрываются гораздо более полно. Я уж не говорю о том, что сама постановка вопроса “освоить стиль” теоретически может быть применена к школам однодневкам, но уж никак не к айкикай. Здесь можно копаться много-много лет и горизонты будут только расширяться. Поэтому-то у меня сильные подозрения, что в вашем случае не в стиле, а в более субъективных причинах дело. А уж если все-таки собрались переходить, то советую посмотреть другой клуб внутри того направления, которым вы занимаетесь. А то попадете к “великим” однозначно знающим как надо, и по полной программе получите комплекс неполноценности, связанный с тем, что на каждой тренировке вас будут переучивать и заставлять осознавать, что все чем вы до этого занимались было большой ерундой. 

Вы, наверное, уже сделали для себя вывод о том, что переходов я не люблю. И, по большому счету это так и есть. Но с оговоркой – все зависит от ситуации и цели. Если хотите, можете “записаться на прием”. Посмотрим вашу технику, поймем чего не хватает для развития. Такие случаи надо рассматривать индивидуально. А говорить однозначно, что переходы полезны или вредны – это по определению неправильно.



Доброго времени суток! Николай Николаевич хотел бы обратиться к Вам с таким вопросом или даже за советом… Как нужно вести себя в роли уке? Я понимаю, что в зависимости от ситуации, и если работаешь с 6кю это одно а со 2,1 и выше – это другое. Но может есть какие-нибудь “рекомендации” (лучшего слова не нашел). Ведь когда знаешь, какой прием будет проводить наге, можно заблокировать практически любой прием, особенно когда разница в весовых категориях не в пользу наге. С одной стороны это может неправильно, а с другой – возможен же любой вариант исхода приема. Заранее спасибо.


Как нужно вести себя в роли уке? – Одновременно очень простой и очень сложный вопрос. Простой, потому как делать-то особо нечего. Куда ведут – туда и надо идти. На этапе кю – практически не сопротивляясь. На этапе данов – смотря с кем работаешь. С теми, кто ниже по иерархической лестнице можно и поупираться, как бы показывая ошибки, а чаще просто ради ощущения собственного превосходства. С теми, кто выше – максимально мягко, предвосхищая малейшее движение, чтоб похвалили.

Но и сложный, потому, что правильная работа уке может быть даже более полезна, чем работа инструктора в зале. А может и отбросить назад в айкидошном развитии и даже здоровенный комплекс неполноценности развить.

В принципе вы правы относительно того, что “в зависимости от ситуации”, но, дело в том, что ситуация не ограничивается определенным кю. То есть не со всеми 3-ми кю надо работать одинаково. Не все 6-ые нуждаются в поддавках и не со всеми высокими данами, надо одинаково быстро падать ниц.

Единой схемы нет и быть не может. Если в очень общих чертах и предельно кратко, то моя рекомендация будет выглядеть примерно так: сила и скорость атаки, а также уровень сопротивления уке при выполнении приема должны быть такими, чтобы у наге проходила только оптимальная форма выполнения технического действия При этом в понятие “оптимальная” входят и траектория движения, и позиция по отношению к партнеру, и собственное равновесие, и контроль, и максимальное использование всей массы тела, и оптимальная скорость выполнения и т.д. и т.п.

Понятно, что для определения именно того порога сопротивления, который нужен партнеру в данный конкретный момент для наиболее продуктивной работы над техникой, уке должен иметь достаточный опыт, чувствительность, знания и желание помочь партнеру. На основе собственного опыта скажу, что встречается все это вместе крайне редко.

В заключение, приведу высказывание на эту тему моего учителя Сэнсея Минору Канэцука, лучше все равно не скажешь: “Укеми часто понимается просто как “страховка”, но более точный перевод с японского – это “восприятие телом”. Понятие укеми шире, чем просто падение на землю правильным способом. Оно означает еще и корректное восприятия всего технического приема. Уке не должен быть ни слишком жестоким и неподдающимся, ни слишком пассивным и мягким; он не должен бороться, но и не должен прыгать без необходимости. Правильное укеми подразумевает сохранение равновесия и постоянное чувство контакта для того, чтобы среагировать и использовать любую ошибку наге для возможности выполнения контрприема, в случае если техника некорректна”.
Осталось только выполнить. Удачи!



Решили разнообразить наш прозаический стиль блога и добавить небольшой фоторяд в качестве отчета о недавнем пребывании в столице Уэльса – Кардиффе на международном семинаре, который возглавили Дошу и Вако-сэнсей. Если понравится – возьмем на вооружение.

Это Кардифф, вернее его центрально-историческая часть. Мы находимся внутри крепости, которая находится в самом центре города.

А если зайти в эту башню, то мы получимся внутри башни, которая в центре крепости, которая в самом центре города. Матрешка какая-то....

Семинар. Порядка шестисот участников. Вако-сэнсей следует в центр зала, чтобы сделать поклон на портрет собственного прадедушки и начать тренировку. Идет уверенно и спокойно. Уже привык к роли наследного принца и исполняет ее с достоинством.

В то же время без преувеличенной важности и не особо афишируя собственную значимость. Спокойно делает свою работу. Чуть сзади Артем Солдаткин. Вако-cэнсей проходит мимо - значит Артем делает все правильно.

Наша команда после тренировки. (слева направо: Олег Беленко 1 Кю, Константин Гашкин 2 Дан, Николай Егоров 5 Дан, Наталья Руднева 4 Дан, Алексей Боровков 1 Дан, Елена Малышева 2 Дан, Кирилл Юровский 1 Кю, Артем Солдаткин 1 Дан)

Канэцука-сэнсей, его семья и его русские ученики. Нашему знакомству всего двадцать лет.

Дошу, пожалуй, слишком официален для фотографии с лучшими представительницами русской школы айкидо.

Наш добрый друг - Терри Эзра Шихан 7-й! Дан Айкикай Хомбу Додзе. Глава Комукан додзе. Неоднократно бывал в России, проводил семинары. Большой мастер и обаятельнейший человек. Чуть сзади и слева Джон Роджерс - 6-й Дан, глава Айкикай Ирландии, член Правления Международной Федерации Айкидо и наш старый добрый знакомый.

Мэтью Холланд - 6-й Дан шихан, глава Федерации Айкидо Шотландии, технический директор одного из клубов, входящих в состав Федерации Айкидо России.

Если захотите приобщиться к истории - рекомендуем самый большой Замок в Уэльсе в местечке Кайрфилли (Caerphilly Castle).

Где-то далеко слышится, то ли звон оружия, то ли шепот привидений.

Никакого комфорта - все подчинено идее обороны. Здесь, пожалуй, и одного воина с алебардой хватит, чтобы удерживать полчища врагов.

Отсюда не только удобно обозревать красоты Уэльса, но и кипящее масло выливать.

Нет, шальная стрела не перелетала через стены. Просто обстановка располагает.

Первый план - 12-й век, второй - 21-й. Всего-то цифры местами поменяли.

Обычная вечеринка после пяти часов тренировок. Если заметили - чуть справа у стены Дошу, Вако-сэнсей, почетные гости. Как видите, обстановка вполне демократичная.

Когда появляется некоторая усталость от постоянного общения в замкнутом и довольно тесном пространстве тянет перебраться в более комфортное место. Пиво, темно-красная мебель и кожа - все признаки валлийского паба налицо.

Нет, это не последствия долгого пребывания в пабе. Просто ни наши красавицы, ни полицейские Кардиффа не смогли устоять перед искушением сфотографироваться вместе.



Доброго времени суток! Большое спасибо Николай Николаевич за этот блог, постоянно жду обновлений. Хотел бы задать вопрос, если позволите. Насколько я знаю, многие приемы подразумевают “наличие” оружия (бокена или танто). Хотел бы узнать, это действительно важно в изучении айкидо или можно обойтись и без этого, ограничившись каким-то минимальным набором техник. И есть ли у Вас в клубе “работа с оружием”? Заранее большое спасибо.

Вы правы, действительно, и передвижение относительно партнера и положение рук в некоторых приемах становится понятнее, если мы или представляем, или на самом деле берем в руки дзе или бокен. Есть техники, обучение которым традиционно начинается со слов: “представьте, что у вас в руках бокен”, шихо-наге, например, или коса дори икке. Но есть также и такие, при изучении которых оружие не упоминается вообще. Утверждать, что без оружия мы не сможем изучить ту или другую технику, было бы неправильно. Просто в ряде случаев это помогает и ускоряет процесс.

Отвечая на ваш вопрос: “… это действительно важно в изучении айкидо?” скажем так: Да, работа с оружием важна, но обойтись без нее можно. Другой вопрос, а стоит ли без нее обходиться, если оружие весьма эффективно обучает правильной работе ног, постановке рук, слаженной работе центра и дыхания, ритму движений и т.д. Осталось только добавить, что все эти положительные моменты присутствуют на тренировках у грамотных, имеющих хороший опыт работы с оружием инструкторов. Если же тренер только прочитал в книжке о том, что «многие приемы подразумевают наличие оружия», но ему самому технику не ставили опытные мастера, ничего хорошего из попыток объяснить или совершенствовать приемы, проводя параллели, не выйдет.

С этим понятно, меня больше заинтересовала вторая часть вашего вопроса: ” … или можно обойтись и без этого, ограничившись каким-то минимальным набором техник?”. На первый взгляд вопрос просто некорректный, и отвечая на него хочется в свою очередь поинтересоваться: ” Обойтись где, когда, в какой ситуации? И что значит “минимальный набор техник” – на 6-ой Кю или на 1-й Дан? При изучении айкидо вообще, как системы совершенствования личности, или на экзамене, или, не дай бог, в реальной ситуации? – Но на самом деле, если копнуть поглубже, и переформулировать, то получится очень насущный и часто примитивно понимаемый вопрос о том, существует ли прямая пропорция между фактическим стажем занятий и истинным уровнем понимания айкидо. Обычно, принято считать, что если у сэнсея хакама, высокий дан и серьезное выражение лица во время медитации, то он по определению является личностью, находящейся на более высоком уровне духовного развития, нежели окружающие его студенты. Чтобы и самим не попасть под влияние распространенного заблуждения срочно вспоминаем одну из мудростей известного на весь мир барона: “Умное выражение лица – еще не признак большого ума”.

Олег Янковский: "Не бойтесь улыбаться, господа. Ведь самые большие глупости в мире делаются с серьезным выражением лица."

Чтобы не запутывать окончательно ни вас, ни себя, попробую сам ответить на большинство своих же вопросов и начну с того, что выскажу абсолютно крамольную мысль: “Можно ни разу не видеть работу Основателя, но быть ближе к нему, чем его непосредственные ученики”. Не буду приписывать себе авторство данного высказывания. Году эдак в 1994 мне сказал эту фразу замечательный седобородый и седогривый старик, который знал толк в айкидо и на, и вне татами.

Терри Добсон, автор книги "Айкидо в повседневной жизни"

Кстати, ничего общего в фотографиях не заметили?

Недаром, его знаменитая книга называется: «Айкидо в повседневной жизни». Девять лет Терри Добсон был учи-деши Основателя. За три дня нашего общения в его доме в городке Берлингтон, невозможно было ни рассказать, ни запомнить все впечатления от многолетнего общения с Морихеем Уэсиба, но, какие-то очень важные мысли и ощущения остались.

Так вот, насчет того, как это “ни разу не видеть работу Основателя, но быть ближе к нему, чем его непосредственные ученики”. Дело в том, что мы часто под словом айкидо понимаем только набор технических приемов. Если понимать айкидо в этом узком сугубо техническом смысле, то, действительно, годы тренировок обычно (но не всегда!) пропорциональны уровню выполнения этих техник и тогда вышеприведенное утверждение неверно. Но если мы говорим об айкидо как о способе взаимодействия с окружающим миром, то стоит отметить, что некоторые уже маститые инструкторы из года в год и изо всех сил стараются соответствовать принципам боевого искусства, не достигая при этом ощутимых результатов, а другие просто живут по ним, даже не зная об этом.

Для кого-то все эти движения так и остаются на долгие годы исключительно средством самообороны, но для и Основателя, и для Терри Добсона, и множества других последователей, айкидо было и остается не столь примитивной системой. Если мы рассматриваем психологические и философские аспекты боевого искусства, то вот тут-то и оказывается, что некоторые студенты приходят заниматься айкидо, в полной нравственной готовности к восприятию, а другие, даже надев черный пояс, и близко не соответствуют тому образу айкидоиста, о котором говорил О’сэнсей и собственно ради которого и создавал свое боевое искусство.

Подводя итог: Да, в особых случаях для концептуального понимания боевого искусства  айкидо можно обойтись и без работы с оружием, можно даже ограничиться и  минимальным набором техник и при этом лучше и чувствовать и понимать принципы, чем обладатели званий и хакам.

Для успешной сдачи экзамена ограничиться неким своим “минимальным набором техник” вряд ли получится – надо знать всю программу.

В реальной ситуации – вопрос открытый. Тут даже очень хорошее понимание принципов любви, гармонии и мирного пути решения конфликтов без многочасовой отработки приемов может не сработать. При любых вариантах, чем больше будет технический арсенал и чем больше количество часов потраченных на отработку – тем больше шансов достойно выйти из сложной ситуации. Получится мирно – честь и хвала, (опять же советую полистать все ту же «Айкидо в повседневной жизни»), не получится мирно – значит, мы с вами не на столь высоком уровне айкидошного развития, но подумать об этом рекомендую потом, а сперва применить технику и обезвредить противника.

И, наконец, ваш последний вопрос: “Есть ли у Вас в клубе “работа с оружием”? – Да, один день в неделю у нас проходят классы по работе с оружием.



Точно и однозначно объяснить смысл крика, пожалуй, мне не удастся. Какие-то аспекты, наверняка, останутся за кадром. Могу только привести свою собственную, очень поверхностную классификацию различных звуков, встречающихся при занятии единоборствами. Первый, вероятно, тот, который вы имели в виду, “ки-ай”. Воинственным его можно назвать с большой натяжкой. Дело в том, что это непроизвольный звук, который возникает от быстрого сокращения диафрагмы или очень большого мышечного напряжения. Фехтовальщики кричат при очень резких выпадах и ударах, метатели при бросках, тяжелоатлеты при поднятии или удержании штанги. Так что такой крик присущ всем, кто что-то делает очень резко или с большим усилием. Помнится, выступая на первых турнирах по каратэ, мы частенько исходили из того, что удар судья может и не заметить, а вот крик, как бы являющийся неопровержимым доказательством сильного и резкого удара, услышит точно. Поэтому кричали громко, даже когда удар получался не очень технично, и иногда срабатывало. Правда потом, с прибавлением мастерства, оказалось, что специально заставлять себя кричать не надо, если удар действительно резкий и сильный крик появляется сам собой. Второй тип крика действительно воинственный. Это специальный крик, который может применяться на различных стадиях поединка. Его цель деморализовать противника. Можно, конечно, попытаться и по наитию попробовать, но вообще-то этому надо учиться. Те, кто слышал рык льва в природе, описывали вполне определенную реакцию: подгибаются колени, выступает холодный пот, волосы встают дыбом. Нам такого воздействия, пожалуй, даже после тренировок не добиться, но научиться издавать громкий звук определенной вибрации который будет «бить по нервным окончаниям» в принципе можно. И третий тип звуков, применяемый в боевых искусствах – это звуки, направленные на самого себя. Вы, наверное, помните, как выходя на «бои без правил», а еще в большей степени в «реслинге» бойцы бьют себя в грудь и истошно орут, как бы заводя себя, добавляя решительности и агрессии своим действиям. На самом деле, это не только рекламный трюк. Точно произнесенный звук помогает разбудить энергетические центры, заставить быстрей и согласованней работать все мышечные группы. Собственно, именно поэтому тренировки айкидо начинаются с тори-фуне.



“Вы назвали такие большие сроки – семь лет тренировок чтобы владеть техникой на уровне прикладного применения. Стало интересно, эти сроки так же высоки в дзю-дзюцу, из которого и вышло айкидо?”

Сожалею, но, вероятно, вы меня не так поняли – никаких больших сроков я не называл. Мы с вами получаем высшее образование (еще, кстати, очень далекое от того, которое действительно применимо на работе) в среднем за пятнадцать лет. Так что я назвал очень малый срок….

Семь лет – это некий средний срок овладения любым боевым искусством, спортом и вообще любым видом физической активности. При этом надо отдавать себе отчет в том, что никакой секретной двери в мастерство, которую вы распахнете через определенный срок, не существует. Мы можем говорить только о приобретении вами определенных двигательных навыков, о развитии необходимых для данного вида деятельности мышечных групп, об оптимальном, опять же для избранного вами вида, уровне силовой и скоростной выносливости, о приобретенном опыте и соответствующим уровне психологической подготовки. Удастся ли вам применить все эти навыки и умения на практике – т.е. в нужное время в нужном месте – вопрос открытый. И останется открытым все годы вашей активной деятельности, хотя, безусловно, со временем процентное соотношение возможности удачного и неудачного применения будет изменяться с положительной динамикой.

Поскольку все процессы в человеческом организме идут примерно с одной скоростью, (независимо от славянской или азиатской принадлежности организма) не думаю, что сроки овладения дзю-дзюцу отличались лет двести-триста тому назад от вышеприведенных. Другой вопрос в том, что относились к тренировкам совсем не так как сейчас, ведь на кону стояла жизнь, а не медаль или просто повышение самооценки, поэтому отрабатывались приемы до полного автоматизма и только с прикладной точки зрения.

Мне кажется, ваш вопрос можно разбить на две части. Формулировка «чтобы владеть техникой на уровне прикладного применения» на самом деле неоднозначна. Какую именно технику вы имеете ввиду? Одну конкретную или весь арсенал из пяти, а по некоторым данным и десяти тысяч приемов?

Опять же надо четко понимать – для прикладного применения совершенно необязательно становиться полиглотом в области боевых искусств. Энциклопедические знания хороши для кроссвордов. Для прикладного применения важны коронки, т.е. настолько отработанные технические приемы, что даже знающие о них противники не могут найти варианты защиты.

Подводя итог, если ставится цель – прикладное применение технических приемов, то рекомендую выбрать один технический прием, и тот дзедан цки, и через полгода, в зависимости от пристрастий, совершенно обосновано чувствовать себя или мастером дзю-дзюцу или рукопашного боя или саньда или т.п., благо этот удар есть везде.

Если же разговор о возможности применения более широкого спектра технических приемов из арсенала конкретного единоборства: выведений из равновесия, уходов с линии атаки, блоков, бросков, подсечек, ударов, удушающих и болевых приемов и удержаний в реальной ситуации, то тут и семи лет может не хватить.

И еще один, как мне кажется, немаловажный момент. Вы назвали дзю-дзюцу, как один из источников современного айкидо. Точнее было бы назвать айки-дзюцу. Это я к тому, что овладение чисто физической стороной любого единоборства не представляет особой сложности. Терпение, работоспособность и грамотный инструктор – вот собственно, хоть и примитивная, но формула успеха. С тем, что начинается с «айки» дела обстоят гораздо сложнее. Тренировать определенное психологическое состояние несколько сложнее, чем прорабатывать определенные мышечные группы. Короче, если не заморачиваться с философско-психологическими аспектами и отрабатывать десяток эффективных техник, три-четыре года серьезных тренировок,и по дзю-дзюцу тоже,вполне достаточно. Если говорим об айкидо, как о целостной системе физического, психологического, нравственного совершенствования личности, то семь лет – это минимальный период, за который, возможно, мы с вами поймем, чем на самом деле занимаемся и что можем ожидать в будущем.